Формирование институтов представительства интересов сторон социального диалога на региональном и местном уровнях

Формирование институтов представительства интересов сторон социального диалога на региональном и местном уровнях

 

Трудовой Кодекс РФ, вступивший в действие с 2002 г. закрепил общие принципы и структуру формировавшейся на протяжении 10-ти лет в России системы социального партнерства как «системы взаимоотношений между работниками (представителями работников), работодателями (представителями работодателей), органами государственной власти, органами местного самоуправления, направленная на обеспечение согласования интересов работников и работодателей по вопросам регулирования трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений.(Ч.2, р.2, гл. 3, Ст. 23)

 

Сложившаяся система является многоуровневой (федеральный, региональный, локальный, первичный) и функционально структурированной (трехсторонние соглашения, определяющие общие параметры социальной политики на определенной конкретной территории и двух(трех)сторонние соглашения, определяющие взаимные обязательства сторон социального диалога в той или иной отрасли (виде деятельности). Конкретный коллективный договор является исходным нормативным документом, определяющим уровень обязательств сторон и, одновременно, результатом переговорных процессов на всех уровнях.

 

Два года применения нового Трудового Кодекса РФ (ТК РФ) показали, что при всех положительных моментах его введения в действие, он нуждается в существенной доработке и изменениях. Причем это не может быть достигнуто только редакционными поправками, как это осуществляется в настоящее время. В значительной мере необходимость существенных изменений определяется чрезмерной политизированностью и торопливостью при принятии окончательного варианта ТК РФ.

 

В частности в его тексте отсутствует ряд положений, разъясняющих механизмы контроля и санкций за невыполнение соглашений и колдоговоров, процедура распространения соглашений, их действие в условиях процедуры банкротства и т.п. Не всегда ясно также и соотношение ТК РФ с принятыми ранее федеральными законами (О колдоговорах и соглашениях и др.), разграничением сфер их действия.

 

Некорректным, с нашей точки зрения, является и переход к дефиниции соглашений как «правового акта, определяющего общие принципы регулирования социально-трудовых отношений и связанных с ними экономических отношений...», отказ от определения отраслевых соглашений как «тарифных». При всей кажущейся незначительности этих моментов подобный подход препятствует конкретизации обязательств сторон, консервирует положение, при котором многие соглашения сохраняют декларативных характер.

 

С другой стороны, в социально-экономической ситуации в стране происходит ряд изменений, существенно воздействующих на систему регулирования социально-трудовых отношений. Например, переход от отраслевого принципа классификации к классификации по видам деятельности (ОКВЭД). Эта, казалось бы техническая процедура, поставила в тупик ряд отраслевых профсоюзов, лишившихся привычного партнера по отраслевому соглашению. Последствия этого вкупе с так называемой «административной реформой» могут быть весьма плачевны для «российской модели социального партнерства». Поэтому ограничиться просто косметическим редактированием ТК РФ не представляется возможным, это вряд ли существенно улучшит ситуацию.

 

Высказанные выше соображения в первую очередь связаны с анализом генезиса современной российской модели регулирования социально-трудовых отношений.

 

Вот ее некоторые особенности: (1) Сложившаяся к сегодняшнему дню система формировалась волевым решением сверху; (2) Формирование институтов представительства интересов сторон шло и идет крайне неравномерно. Даже о сформулированности консенсусной системы взглядов и интересов говорить преждевременно; (3) В силу этого поле регулирования социально-трудовых отношений покрыто сетью соглашений и коллективных договоров крайне неравномерно как в территориальном, так и институциональном отношении; (4) Еще менее удовлетворительно качественное состояние договорного регулирования социально-трудовых отношений. Содержание многих колдоговоров и соглашений действительно отражает «общие принципы», законодательные нормы, а не конкретные обязательства сторон, механизмы контроля и санкции за невыполнение принятых на себя обязательств; (5) Субъекты социального диалога недостаточно сильны, чтобы перевести регулирование в режим тарифной автономии.

 

Все эти факторы определили, что регионально-территориальный аспект социального диалога стал развиваться более менее динамично только в последние годы. Ранее он конечно развивался, но динамика развития отраслевой системы социального партнерства была преобладающей. Очевидно, что это ускорение связано как с общими тенденциями развития системы социального партнерства (прежде всего ее неравномерностью), так и с более общими тенденциями развития территориальных и муниципальных общностей и образований (т.е. социально-экономическими и административно-управленческими потребностями). Здесь, в первую очередь подразумеваются потребности формирования более или менее современной системы управления и регулирования социальных и социально-трудовых процессов на территориальном и региональном уровнях.

 

Вполне возможно, что рассматриваемые факторы не являются основополагающими, но, тем не менее, считаем. Что их роль достаточно велика и будет возрастать в дальнейшем.

 

Для оценки состояния современного уровня развития региональных и территориальных систем регулирования социально-трудовых отношений (системы социального партнерства) могут быть предложены следующие показатели.

 
Показатели:
 
  • Распространение институтов социального партнерства (региональные и территориальные трех (двух)сторонние комиссии по регулированию социально-трудовых отношений;
  • Формирование институтов представительства сторон на территориальном уровне;
  • Развитие региональной нормативно-правовой базы социального диалога (региональные законы);
  • Распространение практики заключения региональных(территориальных) трехсторонних соглашений и отраслевых соглашений;
  • Распространение практики заключения коллективных договоров на предприятиях и в организациях.
 

Данные показатели являются в значительной мере формальными и могут не отражать реального состояния социально-трудовых отношений (уровня социальной стабильности или напряженности). Тем не менее, они дают представление о состоянии институциональной базы социального диалога, позволяют оценить готовность региональных элит, различных социальных сил и групп обратиться к проблемам регулирования сферы труда, формирующихся в ней взаимоотношений.

 

Существенная слабость институтов представительства интересов сторон социального диалога (работников и работодателей), вытекающая из особенностей современного состояния рынка труда и структуры производства, во многом является причиной преобладания формальных характеристик над реальными. Это выражается как в преобладании административных форм и методов организации взаимодействия сторон, когда профсоюзы и объединения работодателей зачастую выступают в роли «назначенных» социальными партнерами, но не обладают достаточными силами и авторитетом для превращения в реального партнера, несущего всю полноту ответственности за принимаемые на себя обязательства. Причины этой слабости противоположны, однако в итоге они приводят к тому, что любые административные изменения, от муниципалитета до национального уровня могут надолго парализовать, а то и свести на нет все усилия по отладке системы социального партнерства.

 

Тем не менее, формирование системы институтов социального партнерства за прошедшие 12 лет продвинулось достаточно далеко.

 

Практически во всех значимых субъектах федерации созданы и регулярно заседают региональные трехсторонние комиссии по регулированию социально-трудовых отношений, заключаются региональные трехсторонние соглашения, сформировалась необходимая нормативно-правовая база (законы, постановления, положения). Немаловажно и то, что постепенно преодолевается пестрота (и соответственно низкая ответственность) органов, представляющих или претендующих на представление позиции сторон, вырабатываются механизмы и процедуры их взаимодействия (рабочие группы, специальные тематические соглашения, участие в работе органов исполнительной власти и т.п.).

Уровень развития отраслевого социального партнерства в регионах определяется следующими факторами: отраслевой специализацией региона, активностью социального диалога сторон и состоянием дел в отрасли на федеральном уровне (наличие достаточно сильного профсоюза и действующего отраслевого соглашения). В силу этого межрегиональные различия достаточно велики. Вместе с тем следует констатировать, что отраслевые соглашения гораздо чаще заключаются в бюджетных отраслях, либо в отраслях с высокой долей крупных и средних предприятий со всеми вытекающими отсюда последствиями.

 

Территориальные (муниципальные) образования в гораздо меньшей степени охвачены процессом формирования сети институтов социального диалога. Причем достаточно велики различия как между регионами, так и внутри них. В ряде субъектов федерации (например, Пермская, Саратовская, Кемеровская, Республика Марий-Эл и др.) во всех территориальных единицах сформировались органы социального партнерства (трехсторонние комиссии по регулированию социально-трудовых отношений, действуют соответствующие соглашения, оформились координационные советы профсоюзных организаций, объединения (советы) работодателей. В ряде других областей (Костромская) картина прямо противоположная. Надо также отметить, что роль администрации региона при инициировании создания институтов социального диалога на территориях весьма существенна.

 

Основа инфраструктуры отраслевого социального диалога в муниципальных образованиях в основном формируется вокруг бюджетных отраслей, либо агросектора, т.е. там, где существует районное звено профсоюзных структур и профсоюзы напрямую взаимодействуют с муниципальной властью. Соответственно и уровень охвата трудящихся соответствующими соглашениями существенно разнится в зависимости от региона (например, В Красноярском крае 42,3% работающих охвачены действием отраслевых и территориальных соглашений (12 городских, 13 региональных отраслевых, 56 территориальных отраслевых).

 
Таблица 1.
 

Количество соглашений в субъектах РФ (1 полугодие 2003 г.)

 
 
Всего
Региональные

Региональные отраслевые

Террито-

риальные

отраслевые
Террито-риальные
иные

Российская Федерация

6042
78
1089
2547
1152
405
ЦФО
1219
18(18)
185
689
247
80
С-ЗФО
393
10(11)
121
174
72
16
ЮФО
841
11(13)
197
358
166
81
ПрФО
1486
15(15)
268
676
307
220
УФО
417
5(6)
68
242
103
-
СФО
1451
12(16)
165
298
224
8
ДВФО
235
7(10)
85
110
33
-
 

В основе всей системы социального партнерства лежат коллективные договоры на предприятиях и в организациях. Именно они служат отправной точкой для формирования как отраслевой ветви соглашений, так и в значительной мере территориальной (муниципальной и региональной). В прошлом году действием 196 000 коллективных договоров, были охвачены примерно 28,6 млн. чел. или 58% занятых. Из общего числа колдоговоров в государственных и муниципальных организациях было заключено 118 000 колдоговоров, т.е. 60% от общего числа учтенных предприятий и организаций.

 

Анализ состояния и динамики развития территориальной ветви социального партнерства позволяет утверждать, что в общих чертах сформировалась «российская модель социального партнерства». Эта модель является плодом как социально-культурное наследия предшествующей эпохи, так и формирующихся реалий экономики рыночного типа. Высокий удельный вес формальных инструментов взаимодействия сторон, недостаточность и неэффективность сложившейся нормативной базы при гипертрофированном объеме неформальных, теневых отношений при низком уровне самоорганизации работников и гражданского общества в целом, делает эту модель   достаточно уязвимой для давления тех или иных заинтересованных властных структур. Вместе с тем, вряд ли стоило ожидать формирования чего-либо иного. Скорее следует удивляться тому, что система взаимодействия институтов, представляющих интересы сторон социально-трудовых отношений достаточно интенсивно развивается на региональном и территориальном уровнях, постепенно движется в сторону наполнения реальным содержанием «территориального уровня системы социального партнерства».

 
 
 
 
 
В.В.Комаровский
Эксперт РФ по социальному диалогу
 

Возврат к списку